7,5 cm Pak. 40 — пушка охотников на танки. Боевое применение

7,5 cm Pak. 40 - пушка охотников на танки. Боевое применение

7,5 cm Pak. 40 — германская 75-мм противотанковая пушка периода Второй мировой войны. Является второй немецкой пушкой (после 4,2 cm PaK 41), принятой на вооружение под новым термином: «пушка охотников на танки» (нем. Panzerjagerkanone) — вместо «противотанковая пушка» (нем. Panzerabwehrkanone).

В 1938-1939 годах Управление вооружений выдало техническое задание на разработку перспективной противотанковой пушки 7,5 cm Panzerabwehrkanone 44 двум фирмам: «Рейнметалл» и «Крупп». Темпы создания изначально были невысокими: только в 1940 году были представлены нестреляющие прототипы орудий, из которых лучшим был признан рейнметалловский, позже (весной 1942 года) переименованный в 7,5 cm Pak. 40; крупповский образец в последующем вылился в создание 7,5 cm PaK 41. Конструктивно Pak.40 была немного увеличенной и упрочнённой Pak.38, с которой её часто путают на фотографиях. По сравнению с уже принятой на вооружение вермахта 37-мм противотанковой пушкой, Pak 40 получилась тяжёлой и не столь мобильной, требуя для транспортировки специализированного артиллерийского тягача, особенно на грунтах со слабой несущей способностью. Она не вписывалась в концепцию «блицкрига», и поэтому заказа на серийное производство в 1940 году не последовало. С другой стороны, бои во Франции с танками союзников S-35, B-1bis и «Матильда», которые имели противоснарядное бронирование,продемонстрировали необходимость орудия с характеристиками Pak 40. Однако в последующих кампаниях вермахта в Югославии и на Крите целей, для которых могла бы понадобиться Pak 40, не нашлось, и ставка была сделана на налаживание серийного производства пушки 5 cm Pak. 38, вопрос об организации серийного выпуска 75-мм противотанковой пушки был отложен.

Ситуация изменилась после нападения Германии на Советский Союз, когда пришлось столкнуться с новыми советскими танками Т-34 и КВ.

Принятие на вооружение 50-мм противотанковой пушки Pak 38 несколько улучшило возможности вермахта по борьбе с новыми советскими танками, но и это орудие обладало существенными недостатками.

Однако пока ещё существовала надежда на «блицкриг», руководство вермахта не спешило с принятием на вооружение Pak 40. Но к концу осени 1941 года немецким военным стало ясно, что дезорганизация советских войск в значительной степени преодолена, и количество Т-34 на всех фронтах начало неуклонно увеличиваться. Это делало их очень опасным противником, и существующие средства для борьбы с ними были официально признаны недостаточными. Как результат, Pak 40 в ноябре 1941 года была принята на вооружение, и первые серийные орудия были поставлены в части противотанковой артиллерии вермахта.

Серийное производство удалось наладить в феврале 1942 года. Всего в нацистской Германии выпустили 23 303 буксируемых орудий Pak 40 и ещё около 2600 стволов смонтировали на различных самоходных лафетах (например, различные модификации САУ Marder).

Одни из самых необычных кадров 1943 года. Пак 40 на конной тяге. Все расчеты сформированы из казаков.Всадники степи в некоторых количествах находились на службе в вермахте. Именно их опыт обращения с лошадьми позволял использовать орудия в такой манере.

Основными частями 75-мм пушки PaK-40 были: ствол с затвором, люлька с противооткатными устройствами, верхний станок, подъемный, поворотный и уравновешивающий механизмы, нижний станок с ходовыми частями, щитовое прикрытие и
прицельные приспособления.

Ствол-моноблок снабжен дульным тормозом, поглощающим значительную часть энергии отката. Лафет с раздвижными станинами обеспечивает возможность ведения стрельбы при углах возвышения от -3° до +22°. Угол горизонтального обстрела составляет 58°.
Щитовое прикрытие по конструкции аналогично прикрытию пушки PaK-38 и состоит из верхнего и нижнего щитов.Затвор пушки снабжен полуавтоматикой, что обеспечивает довольно высокую скорострельность — 12-14 выстрелов в минуту.

Для стрельбы по сильнобронированным целям на дальностях до 600 м использовались кумулятивные снаряды. При угле встречи 60° эти снаряды пробивали броню толщиной 90 мм, что позволяло успешно использовать пушку PaK-40 для борьбы со значительной частью бронетанковой техники СССР и его союзников. Бронепробиваемость с дистанции 500 м составляла — 135-мм бронебойным и 154 подкалиберным.

Дневники рядового вермахта. Часть 17

Дневники рядового вермахта. Часть 17

Мы шли в течение пятнадцати минут, придерживаясь строений. Неожиданно раздалась автоматная очередь. Из облака дыма вышло несколько человек. – Берегись! – закричал лейтенант. Мы бросились на землю, готовясь открыть огонь, но остановились, увидав немецкую форму. К нам на подмогу уже бежали другие солдаты.
Солдаты из отряда, который мы сначала приняли за русских, подбежали ближе. Я увидел, как один из них, без ружья, держался за правое бедро обеими руками. Он упал, поднялся снова и снова упал. За ним плелись еще двое. Я услыхал крик: – Ко мне! Этот возглас раздался на моем родном языке. Тут стрельба возобновилась. Часть отряда бросилась в укрытие, но двое продолжали бежать к нам, невзирая на опасность. Они добежали до двери сарая, без труда вышибли ее и встали в проеме, ругаясь по-французски. Не думая об опасности, я перебежал улицу и, подобно урагану, оказался рядом с ними. Солдаты не обратили на меня ни малейшего внимания. – Эй, – сказал я, схватив одного из них за оружейный ремень. – Вы француз. Какую-то долю секунды они молча разглядывали меня. Затем их взоры обратились к облаку пыли и дыма, прорывающемуся из только что загоревшегося дома. – Нет. Валунская дивизия, – сказал один, не поворачивая головы. От нескольких разрывов мы невольно согнули плечи. – Эти мерзавцы стреляют нас, как в кроликов. В плен они не берут, свиньи. – Я француз, – сказал я с неуверенной улыбкой. – Тогда берегись. Добровольцы в плен не попадают. – Но я не доброволец! На улице опять раздалась стрельба, теперь уже ближе. В двадцати ярдах упала крыша. Лейтенант просигналил об отступлении. Мы со всех ног бросились бежать по тому же маршруту, каким пришли сюда, преследуемые пулеметным огнем. Два или три солдата с криками упали на землю. Мы чуть не наткнулись на двоих солдат, вооруженных крупнокалиберным пулеметом, стрелять из которого они перестали, так как мы загораживали им обзор. Несколько человек добралось до улицы, расположенной перпендикулярно к той, по которой двигались мы; все укрылись за обломками. Лейтенант снова засвистел, чтобы перегруппировать нас, когда неожиданно в поле зрения появились два танка «Марк-3». Они подъехали к лейтенанту, который задержал их, размахивая руками. После недолгой беседы танки пошли по улице, с которой мы только что убежали, преследуя противника. Лейтенант перегруппировал наши ряды, и мы пошли за танками, гусеницы которых разбрасывали щебенку, покрывавшую улицы. Я перебегал от углов зданий к грудам щебня, не помня себя от страха, не соображая, что делаю, не видя возможных мишеней. Несколько раз танки пропадали из поля зрения, скрытые пылью, песком, огнем, но потом появлялись снова; их пушки непрерывно стреляли. Вскоре мы достигли места, с которого началось наше отступление. Это была открытая площадка, окруженная крестьянскими избами, стоявшими вокруг пруда. Танки объезжали пруд, круша все препятствия. На дальней стороне пруда ясно различались фигуры людей, разбегающихся от танков. Мы закрепились на берегу и открыли огонь. Справа от нас появилась еще одна немецкая рота и стала бросать гранаты в избы. Танки уже добрались до другой стороны пруда и принялись крушить позиции, только что оставленные врагом. Наконец-то мне представилась возможность стрелять в русских. Они были всего в тридцати метрах – выбежали из дома, взорванного гранатами наших солдат. Раздались выстрелы из десяти винтовок, и ни один русский больше не встал. То, что мы наступаем, то, что наконец взяли положение под контроль, воодушевило нас. Мы одолели численно превосходившего врага – так всегда случалось в России; от гордости за себя у нас словно выросли крылья.
Атакующие всегда действуют с большим воодушевлением, чем те, кто находится в обороне. Только наступающие войска способны на подвиг. Так обстояло дело и с немецкой армией: она была организована как наступательная, а оборонительная тактика ее заключалась в том, чтобы замедлить наступление противника с помощью контратаки. Несколько наших солдат захватили русское оружие и тут же развернули его и начали стрелять. Наши танки и эта импровизированная артиллерия стали действовать заодно: орудие стреляло снарядами, захваченными у русских, по тщательно выбранным целям.

Дневники рядового вермахта. Часть 19

Дневники рядового вермахта. Часть 19

Прекрасным весенним утром нас собрали в Тревде, где в свое время лежал в лазарете Гальс. На холме, покрытом короткой травой, такой, в которой каждая травинка борется за место и которая через месяц превратится в высокую саванну, – к нам присоединилось еще два полка. Всего здесь насчитывалось около девятисот человек. С вершины холма офицеры, стоя на развороченном грузовике, произносили речи. Грузовик был окружен двадцатью флагами и полковыми знаменами. О нас говорили только хорошее. Нас даже поздравили за совершенные в прошлом подвиги, от которых мы краснели каждый раз, когда слышали фронтовые сводки. Мы смотрели на офицеров широко раскрытыми глазами. Они заявили, что, учитывая проявленное нами мужество, они готовы сделать честь любому из нас, переведя его в действующие войска. Немедленно записалось добровольцами человек двадцать. Офицеры, признав, что мы ведем себя слишком робко, попытались сломить наше сопротивление и продолжали говорить о том же. После подробного рассказа о героических подвигах немецких солдат из рядов выступило еще пятнадцать человек, и среди них Ленсен, всегда искавший неприятностей. Затем офицеры упоминули о двухнедельном отпуске. Сразу появилось еще триста добровольцев. После этого несколько лейтенантов сошли с возвышения и прошли через наши ряды. Они выбирали отдельных солдат и приглашали их выступить вперед, а капитан тем временем не уставал расписывать преимущества наступательных отрядов. Выбирали будущих бойцов среди самых крупных, здоровых и сильных. Неожиданно указательный палец в черной кожаной перчатке указал, подобно дулу маузера, на моего лучшего друга, ставшего на войне мне братом. Гальс, будто загипнотизированный, сделал три широких шага вперед; грохот его сапог прозвучал для меня как хлопок резко закрывшейся двери, которая разделит меня – и может быть, навсегда – с единственным другом, общение с которым только и могло заставить меня бороться за жизнь.

Поколебавшись мгновение, я, без всякого давления, присоединился к группе добровольцев. Лицо Гальса засияло, подобно лицу ребенка, получившего нежданный подарок, который даже не знает, что сказать. С этих пор в моих документах значилось: «Ефрейтор Сайер, 17-й батальон, легкая пехота, дивизия „Великая Германия“, юг». Вечером мы вернулись в свое расположение. Совершенно ничто не изменилось. То, что нас записали добровольцами в пехоту, было единственной разницей в той жизни, которую мы вели вчера в качестве водителей грузовиков и жизнью бойцов действующей армии. Мы не знали, как себя вести, но сержанты не дали нам времени на размышление. Они заставили нас чистить и приводить в порядок вооружение, пострадавшее в последних боях. На это ушло несколько дней. Казалось, что военные действия утихли, хотя мощные советские контратаки вызвали на северозападе, у Славянска, огни пожаров. Нас привлекли также к захоронению тысяч солдат, погибших в битве за Харьков. Один раз утром, на рассвете, нас официально назвали похоронным отрядом. Было темно как ночью. Лаус сообщил, что, вместо обещанного нам двухнедельного отпуска, который мы так ждали, мы будем заниматься захоронением солдат. Как правило, для этого использовались попавшие в плен русские, но поговаривали, что они занимаются мародерством, крадут обручальные кольца и другие украшения. На самом деле, я думаю, бедняги обшаривали трупы в поисках еды. Пайки, которые они получали, были верхом нелепости – треть котелка слабого супчика на четырех военнопленных в сутки. Иногда им не давали ничего, кроме воды. Каждого пленника, который попадался на краже, расстреливали на месте. Для этих целей не существовало специальных отрядов. Офицер либо убивал его, или передавал солдатам, которые любили подобного рода занятия. Однажды я с ужасом увидел, как один подонок привязывает пленных к решеткам ворот. Хорошенько закрепив их руки, он засунул в шинель одного из них гранату, снял чеку и побежал в укрытие. У русских вырвало кишки; до последней минуты они кричали о помощи.

Хотя на войне мы успели повстречать самых разных людей, то, что творили эти преступники, не могло не возмущать нас. Мы вступали с ними в споры, они раздражались и оскорбляли нас….

Девушки в армиях разных стран мира 2020

Девушки в армиях разных стран мира 2020

Женщины в рядах вооруженных сил — явление возникшее не вчера. В западноевропейских государствах военнослужащие женского пола появились в период Первой мировой войны. В начале 1970-х годов многие армии мира перешли на комплектование личным составом по принципу добровольного найма, как базового принципа набора профессиональной армии, и число женщин-военнослужащих стало заметно возрастать. Наше сегодняшнее видео посвящено женщинам военнослужащим из армий разных стран мира.

Норвегия — стала первым европейским государством — и первым членом НАТО — где был введен — обязательный призыв для женщин. Призыву подлежат девушки — старше 18 лет. Срок службы — 19 месяцев. Ранее — женщины служили на добровольной основе. Они составили — 12 с половиной процентов — из 8 тысяч призывников — 2014-го года.

Призыву в Армию обороны Израиля — согласно закону о воинской повинности — от 1986 года — подлежат женщины в возрасте от 18 лет — годные по состоянию здоровья — не состоящие в браке — и не имеющие детей. От призыва освобождаются женщины — репатриировавшиеся — в возрасте старше 17 лет. Девушки из ортодоксальных семей — придерживающихся строгих религиозных правил — имеют право — на освобождение от воинской обязанности — либо на прохождение альтернативной службы. Отказ от службы — карается тюремным заключением. Срок срочной службы — 24 месяца. В настоящее время — женщины составляют — до 33% личного состава — армии Израиля. Как правило — они призываются в не боевые части. Примерно треть офицеров израильской армии — женщины.

В США — женщины были допущены к военной службе — в 1942 году — когда в дополнение к корпусу медицинских сестер — созданному в 1901 году — была учреждена — женская вспомогательная служба сухопутных войск. В настоящее время — женщины составляют — около 20% личного состава — американских вооруженных сил. Женщины-военнослужащие — полностью уравнены в правах с мужчинами. Они принимаются на службу — в возрасте 17-18 лет — обязательным условием — является наличие среднего образования. Минимальный срок контракта — два года. Добровольцам -предоставляется право выбора рода войск — специальности — а также места службы. В 2011 г. — был снят запрет для женщин — на службу в подводном флоте. Сегодня — американские женщины — задействованы во всех родах вооруженных сил — кроме частей специального назначения. С 2014 г. — они могут находиться на линии фронта.

Впервые — наравне с мужчинами — как полноправные военнослужащие — с соответствующим социальным статусом — безо всяких ограничений — женщины стали служить в войсках Канады — в 1895 году. Их начали принимать в армию — в мирное время — не только в службы обеспечения — но и в боевые части — как полноправных военнослужащих. Этой традиции — руководство вооруженных сил Канады — придерживается до сих пор. В 2001 г. — для них был ликвидирован последний запрет — на службу на подводных лодках.

Во Франции — женщины служат в армии с 1939 г. Сегодня — французская армия — самая «феминизированная» в Европе. Более 22% служащих — женщины. Они служат практически во всех войсках — кроме Иностранного легиона — морской пехоты — и экипажей подводных лодок. С 1995 г. — им разрешено пилотировать все виды самолетов. С 2014 г. — женщины могут принимать участие в боевых действиях.

В Германии — в 1975 году — женской половине населения — было предоставлено право — служить в бундесвере — в санитарных войсках — а несколько позже — и в военных оркестрах. По решению суда Европейского сообщества — с 2001 года — для немецких женщин — был открыт доступ -ко всем военным специальностям — и во все рода войск — включая десантные войска — подводный флот — и ВВС. В настоящее время — службу по контракту — проходят 19 тыс. женщин — (10% всего личного состава) — которые допускаются — ко всем видам военных специальностей.

В Великобритании — в составе вооруженных сил — в 1917-1919 гг. — были сформированы Женские королевские военно-воздушные силы — Королевский вспомогательный корпус Военно-морских сил — и Женский автотранспортный легион. После снятия многолетнего запрета — в 1990 г. — женщинам было разрешено служить в ВМС — а в мае 2012 г. — впервые в истории страны — женщина стала командиром боевого корабля.

Боевое применение 88 mm FlaK 18 в Северной Африке и на Восточном фронте

Боевое применение 88 mm FlaK 18 в Северной Африке и на Восточном фронте

Рассказ о боевом применении легендарного германского 88-миллиметрового зенитного орудия FlaK 18 в боевых действиях в Северной Африке и на Восточном фронте. Приведены воспоминания участников войны с разных сторон о FlaK 18. Повествование я сопроводил соответствующими комментариями и хроникой.

88-мм пушки использовались на всех фронтах с начала и до самого конца войны. На протяжении всей войны они неоднократно доказывали свою эффективность в борьбе с самолётами и бронетехникой противника.

Пожалуй, наиболее интересным и поучительным является опыт использования 88-мм пушек во время боёв в пустыне. С самого начала и до конца африканской кампании английская армия всегда имела преимущество над немецкими и итальянскими войсками в количестве и качестве танков. Например, в 1941 году, когда войска Роммеля прибыли в Африку, они имели на вооружении только 37-мм противотанковые пушки Pak 35/36 и танки PzKpfw II (20-мм пушка), PzKpfw III (37-мм пушка) и PzKpfw IV (75-мм пушка) с низкой начальной
скоростью снаряда. Англичане в то же время имели танки: Матильда, Валентайн, Крусейдер, Стюарт, первые два из которых были предназначены для непосредственной поддержки пехоты, имели мощное для своего времени противоснарядное бронирование и для немцев были почти неуязвимы. Поэтому 88-мм пушки оказались для немецких войск единственным эффективным средством для борьбы с танками противника.

Сначала армия Роммеля имела лишь 12 88-мм пушек, однако они очень существенно повлияли на ход боёв. Например, во время операции «Battleaxe» первые удары англичане планировали нанести по холмам Халфайя и Хафрид, на каждом из которых Роммель устроил ловушки (закопав в землю батареи 88-мм орудий).
Результатом их применения стал полный провал наступления на этих участках. Вот что пишет английский историк Лиддел Гарт:
— Уже было совсем светло, когда батальон танков Матильда, возглавлявший атаку, начал преодолевать последний участок, отделяющий его от противника. Первое сообщение, поступившее от командира танкового батальона по радиотелефону: «Они разносят мои танки на куски», стало и последним донесением.
В танковой ловушке, которую создал Роммель, разместив четыре 88-мм пушки возле перевала, справедливо названного английскими солдатами «перевалом адского огня», из 13 танков Матильда уцелел лишь один.

На участках фронта, где не было 88-мм пушек, англичанам удалось прорвать оборону.
Позже войска Роммеля начали получать новые 50-мм противотанковые пушки, а затем и 75-мм, которые укрепили противотанковую оборону, но они не смогли полностью заменить зенитки. До самого факта использования зенитных пушек для борьбы с танками английское командование относилось к этому скептически, и поэтому англичане не могли предугадать следующий шаг Роммеля: использование противотанковых и 88-мм пушек в наступлении. Перед атакой немцы скрытно выдвигали пушки на передний край и во время танковой атаки поддерживали её огнём. При этом английские танки поражались с
расстояний, которые для них были недосягаемыми, а видя перед собой немецкие танки, танкисты считали, что подбиты танками. Казалось, что их машины были хуже, и танкисты теряли веру в силу собственного оружия, хотя это было совсем не так.

В 1942 году 88 Flak немцам снова очень пригодились. Дело в том, что в это время английская армия начала получать в больших количествах новые американские танки Грант и Шерман. Бороться с ними могли только пушки калибра 75 мм, которых у Роммеля было мало. В сражении у Сиди-Резега Роммель имел против 400 английских танков Грант лишь 19 немецких танков
Pz.Kpfw.III Ausf.J с длинноствольной 50-мм пушкой и 48 88-мм пушек. Преимущество новых американских танков было безоговорочным. 26 мая, во время первого появления их в бою, они вызвали панику в рядах немецких войск. И снова только быстро переброшенные противотанковые пушки и три батареи «восемь-восемь» остановили наступление. 30 мая 1942 года при атаках окружённого немецкого Африканского корпуса батареи
88-мм пушек вместе с другими противотанковыми пушками отбили атаки двух английских танковых бригад, нанеся им большие потери и сломав их боевой дух.

Сэмюэл У. Митчем в книге «Величайшая победа Роммеля» описывает поражающее воздействие 88-мм пушек:
— … 88-мм пушка посылала свой 21-фунтовый снаряд на дистанцию 2 мили с исключительной точностью.
————————————————————————-

Ordnance QF-17 pounder. Лучшая пушка союзников

Ordnance QF-17 pounder. Лучшая пушка союзников

История создания, боевом применении и испытаниях в СССР английского скорострельного 17-фунтового артиллерийского орудия Ordnance QF-17 pounder.

Ordnance QF 17-pounder — или просто 17-фунтовка- английская противотанковая пушка калибра 76.2 мм времён Второй мировой войны. Она использовалась как самостоятельно на колёсном лафете, так и для вооружения целого ряда английских танков и САУ.
Являлась лучшей противотанковой пушкой союзников. С использованием бронебойного подкалиберного снаряда с отделяющимся поддоном она была способна пробить броню любого немецкого танка.

Ещё до принятия на вооружение 6-фунтовой (57-мм) противотанковой пушки британские специалисты предсказывали её грядущую неспособность к борьбе со всё увеличивающейся бронёй немецких танков. В конце 1940 года начались конструкторские работы по созданию замены 6-фунтовки, которые в основном были завершены к концу 1941 года. Первая производственная линия для производства новых пушек была готова к весне 1942 года.
После появления на североафриканском театре военных действий новых тяжёлых немецких танков «Тигр» первая партия из 100 17-фунтовых орудий была быстро туда отправлена в сентябре 1942 года для противодействия этой новой угрозе. Спешка была настолько большой, что эти орудия были посланы в Африку ещё до разработки надлежащих для них лафетов. Поэтому их пришлось смонтировать на лафетах от 25-фунтовой гаубицы. Эта ранняя версия известна как 17/25-pounder под кодовым названием Pheasant. Впервые они были применены в бою в феврале 1943 года.

Полностью разработанные 17-фунтовки были запущены в серийное производство в 1943 году и были впервые использованы в боях в Италии. В 1944 году англичане начали использовать подкалиберный снаряд с отделяющимся поддоном, который развивал скорость 1204 м/с. Введение таких боеприпасов значительно увеличило бронепробиваемость пушки до 231 мм на дистанции 500 м при угле встречи 90°.

Изначально осколочно-фугасный снаряд, разработанный для 17-фунтовки, был недостаточно мощным. Недостаток мощности объяснялся тем, что из-за мощного метательного заряда в гильзе пришлось увеличить толщину стенок снаряда во избежание его разрушения от нагрузок при движении в канале ствола при выстреле. Как следствие, в снаряде уменьшилась масса взрывчатого вещества. Уменьшение метательного заряда в унитарном выстреле с осколочно-фугасным снарядом позволило сделать стенки снаряда более тонкими и разместить в нём больше взрывчатки.

17-фунтовая пушка была намного более тяжёлым и габаритным орудием чем её 6-фунтовая предшественница. Как следствие, она требовала тягача для своей транспортировки и не могла перекатываться силами расчёта на поле боя. Для буксировки на грунте со слабой несущей способностью использовался артиллерийский тягач на базе танка «Крусейдер» (Crusader ). Орудие использовалось только в танковых частях и подразделениях противотанковой артиллерии, пехоте оно по штату не полагалось.

Пушка была быстро приспособлена для использования в качестве танкового орудия, превзойдя по своим качествам любую иную американскую или британскую танковую пушку.
Первым её получили танки-истребители «Челленджер» поступавшие на вооружение разведподразделений английских (а также польских и канадских) танковых дивизий и чешской танковой бригады, а так же САУ «Эвенджер» созданной на этом же шасси.
Пушка оказалась настолько удачной, что её легко удалось разместить в танке M4 «Шерман» вместо прежнего 75-мм орудия, эта его модификация в спешке была принята на вооружение к моменту высадки в Нормандии как «Шерман Файрфлай» (Sherman Firefly Шерман Светлячок).
Англичане также переоборудовали массу своих противотанковых самоходок M10 «Wolverine»,
заменив американскую трёхдюймовую пушку на свою 17-фунтовую. Получившаяся машина получила название «Achilles» или просто «17-фунтовый М10». А также выпускали противотанковые САУ «Archer» (Лучник) на базе танка «Валентайн». В 1943 году была разработана модификация пушки специально для установки в башне танка — «77 mm HV» первым ею был оснащен танк «Комета».

Американская армия не использовала 17-фунтовую пушку, несмотря на предложение британской стороны о её поставках. Тем не менее, успех британских 17-фунтовок не прошёл незамеченным, американцы сделали по её образу длинноствольное 76-мм танковое орудие. Однако оно по своей бронепробиваемости уступало 17-фунтовке.